Мари? Эме? де Рога? н-Монбазо? н, герцогиня де Шеврёз

…Герцогиня де Шеврез считалась еще очень красивой женщиной. На вид ей можно было дать не больше тридцати восьми – тридцати девяти лет, тогда как на самом деле ей уже минуло сорок пять. У нее были все те же чудесные белокурые волосы, живые умные глаза, которые так часто широко раскрывались, когда герцогиня вела какую-либо интригу, и которые так часто смыкала любовь, и талия тонкая, как у нимфы, так что герцогиню, если не видеть ее лица, можно было принять за совсем молоденькую девушку…

А. Дюма. Двадцать лет спустя

 

 

 Дюма в своем романе, не выводя на сцену, а лишь упоминая о ней, описал практически правдивую биографию герцогини – ее действительно удалили от двора за потворство связи Анны Австрийской с герцогом Бэкингемским. К этому промаху еще добавилась выдача Испании государственных тайн, попытки сместить Людовика XIII, участие в заговорах против обоих кардиналов – Ришелье и Мазарини…. Удивительная женщина! Каждый раз она умудрялась выйти сухой из воды и вернуться ко двору, чтобы вновь начать плести интриги. Может быть потому, что крестным ее первенца был сам король или уж слишком была велика привязанность к ней королевы. Времени герцогине хватало на все – и на участие во всех интригах иностранных государств против Франции, и на два удачных замужества, в которых она успела родить двоих сыновей и три дочери, и на 2-3 заговора против короля с разными сюзеренами. Герцогиня заслужила даже особого пункта в завещании короля Людовика XIII – запретить герцогине пересекать границы страны. Иначе говоря: чтобы ноги ее во Франции не было!

Ах, кузина-белошвейка… любила ли ты мушкетера короля Арамиса, были ли Рауль, сын Атоса и твоим сыном?

— Да, правда, — спокойно ответил Арамис, — когда-то я очень любил эту милую герцогиню, и, надо отдать ей справедливость, она была нам очень полезна. Но что делать! Ей пришлось покинуть Францию…

… но даже не будь между ними герцогини де Шеврез, Атос не решился бы обсуждать свои отцовские чувства с Арамисом…

А. Дюма. Двадцать лет спустя

Анна Женевьева де Бурбон-Конде, герцогиня де Лонгвиль

…В самом деле, герцогиня де Лонгвиль могла хоть кого заставить задуматься: она была одной из знатнейших дам королевства и одной из первых придворных красавиц. Ее выдали замуж за старого герцога де Лонгвиля, которого она не любила. Сперва она слыла любовницей Колиньи, убитого впоследствии из-за нее на дуэли посреди Королевской площади герцогом де Гизом; потом говорили об ее слишком нежной дружбе с принцем Конде, ее братом, и стыдливые души придворных были этим сильно смущены; наконец, говорили, что эта дружба сменилась подлинной и глубокой ненавистью, и в настоящее время герцогиня де Лонгвиль была, по слухам, в политической связи с князем де Марсильяком, старшим сыном старого герцога де Ла Рошфуко, которого она старалась натравить на своего брата, господина герцога де Конде…

А. Дюма. Двадцать лет спустя

 

 

Кто бы мог подумать, что рожденная в заточении (ее родители принц Конде и Шарлотта де Монморанси были заключены в Венсенский замок), воспитанная строгими кармелитками, Анна Женевьева станет бунтаркой и душой Фронды, объединив под ее знаменами брата, мужа и любовника, а жизнь закончит в уединении и занятиях благотворительностью?

Д'Артаньян думал обо всем этом. Он думал, что в Лувре он часто видел проходившую мимо него ослепительную, сияющую красавицу, герцогиню де Лонгвиль. Он думал об Арамисе, который ничем не лучше его, а между тем был когда-то любовником герцогини де Шеврез, игравшей в прошлое царствование ту же роль, как теперь мадам де Лонгвиль.

А. Дюма. Двадцать лет спустя

Ее считали безжалостной кокеткой, но у нее, выданной замуж за герцога Генриха II де Лонгвиля, который был старше ее вдвое, была лишь одна любовь – Рене д'Эрбле. Именно это имя – аббат д'Эрбле дал Александр Дюма бывшему мушкетеру короля Арамису. Совпадение или…?

… Арамис расхохотался.

— Вы по-прежнему веселый собеседник, мой милый, — сказал он, — и ваше гасконское остроумие вам не изменило. Да, в том, что вы говорите, есть доля правды; но не подумайте только, что я влюблен в госпожу де Лонгвиль.

— Еще бы! После того, как вы были так долго возлюбленным госпожи де Шеврез, не отдадите же вы свое сердце ее смертельному врагу.

А. Дюма. Двадцать лет спустя

Как знать, доставила бы королю Фронда столько хлопот, если не было бы госпожи де Логвиль?

Как видим, самые знаменитые женщины эпохи Людовика XIII отчаянно против него интриговали. А что же его сын, Людовик XIV? Женщины его любили…

Луиза-Франсуаза де Ла Бом Ле Блан, герцогиня де Лавальер и де Вожур

….Представь себе, дорогая Луиза, какие опустошения произвела бы в твоем, например, мозгу меланхолия, иными словами – черная желчь. Я решила поделиться с тобой этой повестью, и, чтобы с кем-нибудь из нас не случилось чего-нибудь подобного, нужно твердо запомнить следующую истину: сегодня – приманка, завтра – посмешище, послезавтра – смерть.

Лавальер вздрогнула и побледнела еще больше.

– Когда нами занимается король, – продолжала Монтале, – он нам ясно это показывает, и если мы составляем цель его стремлений, он умеет достигать этой цели. Итак, ты видишь, Луиза, что в подобных случаях девушки, подверженные такой опасности, должны быть откровенны друг с другом, чтобы сердца, не зараженные меланхолией, наблюдали за сердцами, в которые она может проникнуть.

А. Дюма. Виконт де Бражелон или десять лет спустя

 

 

Как мы знаем из романа Дюма, король достиг своей цели – Луиза стала его фавориткой и родила ему четверых детей. Бедная невзрачная Луиза-Хромоножка привлекла внимание короля случайно – ей отводилась лишь роль ширмы в интрижке Людовика и принцессы Генриетты  Английской, его невестки. Что же заставило короля полюбить ее? Она так отличалась от придворных дам, блестящих красавиц, скромностью и набожностью, грустным и светлым взглядом. Именно под этим взглядом ветреник-король превратился в короля-рыцаря, впервые испытав настоящее и искренне чувство. Ни минуты не мог он оставаться без Луизы, позабыв обо всех условностях – ведь он Король! Завистники не дремали – как так? Да кто она такая, что так всецело владеет королем? В результате интриги Луиза просто сбежала в монастырь, но король приказал вернуть беглянку. Хотя и ненадолго. Когда бойкая мадам де Монтеспан привлекла к себе внимание короля, Луиза удалилась от двора уже навсегда, и постриглась в монахини под именем Луизы Милосердной.  История любви Короля и Хромоножки закончилась почти как в романе…  

Франсуаза Атенаис де Рошешуа? р де Мортема? р, маркиза де Монтеспан или мадемуазель де Тонне-Шарант

…Атенаис презрительно расхохоталась.

     - Какая там любовь? - пожала она плечами. - Кому нужны эти благородные чувства? Хорошо воспитанная женщина с великодушным сердцем, вращаясь среди мужчин, должна внушать любовь, даже обожание, а про себя думать так: "Мне кажется, что если бы я была не я, то этого человека ненавидела бы менее, чем всех остальных"… ин. Я, например, горда, вернее - неприступна, я резко отталкиваю претендентов, но я при этом вовсе не хочу удержать их около себя. А мужчины уверяют, что я кокетка, их самолюбие нашептывает им, будто я мечтаю об их ухаживании…

А. Дюма. Виконт де Бражелон или десять лет спустя

 

 

Маркиза де Монетспан заняла место в сердце Короля и место фаворитки при дворе, заменив свою бывшую подругу герцогиню де Лавальер. Может быть, последняя слишком уж расхваливала Людовику первую, и он обратил свое внимание на остроумие и прелести Франсуазы, так отличавшиеся от молчаливой скромности Луизы? Ведь совсем недавно, несмотря на усилия де Монтеспан, король не желал ее замечать. И вот, в королевской карете уже сразу две фаворитки! Заметил перемены и муж маркизы, причем очень бурно.

Его протесты быль столь оригинален, что его даже упрятали в тюрьму, выйдя из которой де Монтеспан устроил публичные "похороны жены".

Прошло несколько лет…. Красавица Атенаис подарила королю семерых детей, которые были не только признаны через решение парламента, но и наделены титулами и владениями. Сказка со счастливым концом? Могла бы быть ею, если бы не "Дело о ядах"! В дело гадалки и отравительницы Лавуазьен оказалась замешана и фаворитка короля, искавшая у нее приворотных средств из маниакального страха потерять привязанность Людовика. Но уж слишком ужасным оказался состав и способ получения тех зелий и слишком очевидной вина… Мать детей короля не отлучили от двора, но вынудили покинуть свои роскошные апартаменты и переселится в комнаты поскромнее… Это было лишь началом конца – король совершенно охладел к мадам де Монтеспан, нанося ей лишь официальные визиты в присутствии придворных.

Конец фаворитки был печальным – удаленная от двора, она даже не смела присутствовать на брачных церемониях своих детей. Почти все свое состояние она раздала бедным, а сама работал в монастырях и богадельнях. Смерть некогда любимой женщины даже не расстроила короля, он лишь заметил, что для него она давно умерла…

- Я хочу обеспечить себе счастливую жизнь, - скромно заметила Атенаис. - Как все слабые любящие сердца, я защищаюсь против гнета сильных.

А. Дюма. Виконт де Бражелон или десять лет спустя







  • Меню