Барокко — философия стиля и историческая эпоха

В конце XIX века, прежде чем слово "барокко" стало обозначением определенного периода в искусстве, оно широко использовалось в таких значениях, как нелепое, причудливое, напыщенное, искусст¬венное и показное. Во втором издании "Словаря разговорного язы¬ка" Мейера (1904) в соответствующей статье можно прочитать сле¬дующее: "Барокко. изначально обозначает "грубое" (относительно сортов жемчуга), следовательно, имеющее неправильную форму, странное, особенное. ". Только в 1956 году Ханс Тинтельнот подверг сомнению взгляды, исповедуемые Б. Кроче и его коллегами, опубликовав труд о "новом понимании барокко".

Негативный образ барокко как искусства вычурного, нелепого, порой просто смешного, был создан "академиками", чьи эстетиче¬ские приоритеты были жестко ограничены преклонением перед ан¬тичной классикой. Многие исследователи, в частности выдающийся немецкий историк искусства Иоганн Иоахим Винкельман, видели в барокко не более чем плод "разгоряченного и лихорадочного вооб¬ражения". И хотя Якоб Буркхардт, подобно Винкельману, предпо¬читал классический способ выражения, он был первым, кто увидел в архитектуре XVII и XVIII веков нечто большее, нежели случайное и необъяснимое явление, подчеркивая его связь с формами Ренес¬санса.

Перечисленные феномены были исследованы в знаменитой ста¬тье Эрвина Панофского, посвященной "Скала Реджа" Лоренцо Бер-нини (1919), а также Хансом Зедльмайром в работе "Архитектура австрийского барокко" (1930). Примерно в это же время появились исследования, в которых искусство барокко рассматривается в ис¬торическом и культурном контексте, во взаимосвязи с движением Контрреформации, а также иконографическими источниками. На протяжении последующих десятилетий взгляд на искусство барокко претерпевает дальнейшую трансформацию, вызванную распростра¬нением междисциплинарного подхода к научному исследованию. Тема "синтеза искусств" возбуждает всеобщий интерес и входит в моду. Внимание ученых привлекает также проблема взаимодействия письменной и визуальной культур, а понятия, относящиеся к облас¬ти риторики, рассматриваются в связи с теми или иными тенденция¬ми в изобразительном и декоративном искусстве.

Драматическое и возвышенное

Нидерландский историк Йохан Хейзинга в книге "Голландская культура семнадцатого столетия" суммирует основные элементы, присущие культуре барокко: "Великолепие и достоинство, теат¬ральность, строгое соблюдение норм лежали в основе всего. Безу¬словное служение церкви и государству было идеалом общества, власть монарха была обожаема и обожествлялась.

Церемониальная торжественность доминировала в общественной жизни, и общество воспринимало ее с полной серьезностью. Новая религиозность об¬рела зримое (и триумфальное) воплощение в образах Рубенса, ис¬панских живописцев и творениях Лоренцо Бернини".

Чтобы показать тесную связь между пристрастием барочных правителей к театральным эффектам, пышности, культивированию придворных празднеств и архитектурой, которая была воплощени¬ем этой "церемониальной" эстетики, мы рассмотрим здесь самые значительные дворцы и замки барокко, уделив особое внимание ле¬стницам, которые позволяли представить публике того или иного "героя" общественной жизни. Об этой функции лестниц вырази¬тельно говорит немецкий историк литературы Рихард Алевин: "Представление о том, что пространство есть функция движения и что вне движения нет и пространства, отвечало духу барокко, и в этом смысле лестница дает нам классический пример пространст¬венного мышления и фундаментальный принцип, лежащий в основе всех пространственных искусств этой эпохи. Поскольку приход и уход гостей были событиями чрезвычайной важности, лестница и прилегающее к ней пространство приобретали символическое зна¬чение - в этом пространстве сновали слуги, возвещавшие о прибы¬тии гостей, и разыгрывались ритуализованные сцены взаимных приветствий".

В дополнение к церемониальным приветствиям в арсенале при¬дворной культуры находился целый ряд других специфических дей¬ствий, также имевших символическое значение. Среди самых из¬вестных была церемония пробуждения и отхода ко сну (фр. "1еуег" и "соисЬег"), которую "разыгрывали" при дворе Людовика XIV во Франции. Действо длилось не один час и в нем участвовал практиче¬ски весь королевский двор (см. с. 138-139). Смысл подобных ритуа¬лов сегодня нам непонятен, однако это не означает, что мы более не являемся участниками такого рода представлений. Как бы то ни бы¬ло, мы утратили знание о правилах, по которым разыгрывалось действие в прежней театральной системе, у нас сформировалось ложное представление о значении тех или иных мизансцен и жес¬тов, поскольку нам безразличен символический смысл происходя¬щего. То же самое относится и к позам, которые представлены в портретах того времени. Хотя церемониальная жизнь барочного двора регулировалась жесткими правилами, в ней оставалось пространство и для веселья и "высоких чувств". Ни одна эпоха не знала столь пышных празд¬неств.

Версаль диктовал свой стиль, который был безоговорочно принят всеми дворами Европы, все виды искусств - опера, балет, водопады создавали идеальную среду, которая постоянно преобража¬лась с помощью различных, иллюзионистических трюков и механических приспособлений. На протяжении нескольких дней двор по¬гружался в мир языческих божеств и мифологических героев. фейерверки — сливались здесь в одно грандиозное действо. Залы, украшенные образами мифологических персонажей, сады и Веселье выливалось за пределы замка и охватывало близлежа¬щие улицы. В городах возводились временные деревянные соору¬жения, которые украшались в соответствии с днем того или иного святого, устраивались процессии и ярмарки. Театры также участво¬вали в уличных празднествах: комедианты выкрикивали "соленые" шутки, в которых был слышен голос мира, резко контрастировав¬ший с утонченностью придворного общества.

Риторика и поиск концепции

Необычайная пышность искусства барокко не должна заслонять от нас тот факт, что оно было подчинено строгим правилам. Риторика, будучи дисциплиной, выросшей на классических традициях, пред¬полагала "способность к искусному выражению мыслей" и была од¬ной из составляющих образовательного процесса со времен Антич¬ности вплоть до XVIII столетия. Она учила искусству общения, по¬буждая слушателя и оратора к взаимопониманию, и предлагала на¬бор определенных приемов, обеспечивающих восприятие того или иного высказывания. Согласно правилам риторики, внимание слу¬шателей должно быть организовано соответствующим образом и сосредоточено на определенном предмете, суть которого подлежа¬ла тщательному разъяснению с целью склонить аудиторию к точке зрения оратора, после того как рассмотрены все альтернативные варианты. Такой процесс предполагал, помимо прочего, владение такими "манипулятивными" техниками, как эмоциональное воздей¬ствие на слушателя, провокация и "отчуждение". Эти три элемента являются своего рода ключом к адекватной интерпретации искусст¬ва барокко. Они позволяют понять структуру образа и циклический принцип, лежащий в основе композиции исторических фресок; они также важны для понимания барочной скульптуры, будь это экста¬тическое творение Бернини "Святая Тереза Авильская" или изобра¬жения мучеников, наполняющие зрителя безотчетным ужасом. Цель искусства состояла в том, чтобы увлечь и растрогать зрителя, а средствами достижения этой цели были ясная мысль и отточенная композиция произведения.

Влияние риторики распространилось даже на архитектуру, где принцип классического ордера лежал в основе синтеза значимых архитектурных элементов и церковного интерьера, а также играл "стержневую" роль в композиции дворцовых фасадов и городских площадей. К примеру, тяжелый и компактный дорический ордер ис¬пользовался в церквях, связанных с именами святых, чья земная ис¬тория была связана с героическими деяниями. С другой стороны, университетские здания украшали ионические капители.





  • Похожие записи:
    1. Ламинирование - это покрытие полиграфической продукции пленкой. Ламинация позволит надолго сохрани
    2. Франция эпохи кардинала Ришелье (XVII век)
    3. 18. СЕНЬОРИАЛЬНАЯ МОНАРХИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФРАНЦИИ. РЕФОРМЫ ЛЮДОВИКА IX
    4. Людовик XIII. биография
    5. новых царств ко дворам эллинистических владык прибывали греческие поэты, художники, ученые. В III
    6. Мари? Эме? де Рога? н-Монбазо? н, герцогиня де Шеврёз
    7. На Афтершоке, уже неоднократно говорилось о том, что представители целых отраслей Знания (в частно




    Меню